January 25th, 2008

Lyces ignorata

Пожар в цирке.

Цирк сгорел и клоуны разбежались.

Один из них, однако, был вчера замечен в здании ЦИК (Центральная Избирательная Комиссия), что легко объяснимо похожестью названий заведений. Там его встретили с распростёртыми объятиями и представили арену для показа репризы «Вручение удостоверения кандидата в Президенты РФ» Персонаж хорошо справился с главной ролью. После чего ошеломлённого своим счастьем г-на Богданова вытолкали за двери на растерзание тележурналистов. Наш персонаж честно им признался, что при публичном выступлении и под прицелом видеокамер его пробирала дрожь, и он волновался до заикания. Хорошая черта политика – вместо представившейся возможности сделать политическое заявление, говорить о своих переживаниях во время исполнения номера.
Ну и конечно стоит отметить артистическую стрижку артиста, и, почему-то, отсутствие главного реквизита его профессии – красного носа на резиночке.

Другому «разбежавшемуся» повезло меньше и его в ЦИК не пустили. И это правильно!
Во-первых у г-на Касьянова не такая красивая стрижка, во-вторых известен он тем, что может три-четыре фразы связать в несколько осмысленных предложений, в отличии от кандидата №4 г-на Богданова, что может привести к высказываниям, нежелательным к употреблению в нашем ЦИРКЕ.

Главный и основной персонаж труппы г-н Медведев в это время делал умное лицо, и натужено, неимоверно фальшивя голосом, разговаривал с курсантами Авиационного Университета о футболе. И это тоже правильно! Футбол популярен? Популярен. Медведев чертовски популярен? «Так чего же нам зря время терять?» (с)

lyces, 2008г.
Lyces ignorata

Вестсайдская история.

ТОТ, КТО РАНЬШЕ С НЕЮ БЫЛ

В тот вечер я не пил, не пел,
Я на нее вовсю глядел,
Как смотрят дети, как смотрят дети,
Но тот, кто раньше с нею был,
Сказал мне, чтоб я уходил,
Сказал мне, чтоб я уходил,
Что мне не светит.

И тот, кто раньше с нею был, -
Он мне грубил, он мне грозил, -
А я все помню, я был не пьяный.
Когда ж я уходить решил,
Она сказала: - Не спеши! -
Она сказала: - Не спеши,
Ведь слишком рано.

Но тот, кто раньше с нею был,
Меня, как видно, не забыл,
И как-то в осень, и как-то в осень -
Иду с дружком, гляжу - стоят.
Они стояли молча в ряд,
Они стояли молча в ряд,
Их было восемь.

Со мною нож, решил я: - Что ж,
Меня так просто не возьмешь.
Держитесь, гады! Держитесь, гады! -
К чему задаром пропадать?
Ударил первым я тогда,
Ударил первым я тогда -
Так было надо.


Но тот, кто раньше с нею был,
Он эту кашу заварил
Вполне серьезно, вполне серьезно.
Мне кто-то на плечи повис,
Валюха крикнул: - Берегись! -
Валюха крикнул: - Берегись! -
Но было поздно.

За восемь бед - один ответ.
В тюрьме есть тоже лазарет,
Я там валялся, я там валялся.
Врач резал вдоль и поперек,
Он мне сказал: - Держись, браток! -
Он мне сказал: - Держись, браток! -
И я держался.

Разлука мигом пронеслась.
Она меня не дождалась,
Но я прощаю, ее прощаю.
Ее, конечно, я простил,
Того ж, кто раньше с нею был,
Того, кто раньше с нею был,
Не извиняю.

Ее, конечно, я простил,
Того ж, кто раньше с нею был,
Того, кто раньше с нею был,
Я повстречаю!


1962