XXI (lyces) wrote,
XXI
lyces

Categories:

Страшные истории.

«Ребро».
История человека, причудливо вошедшая в мою жизнь.

Часть 1. Небольшая «историческая» справка.

Примечание. Всё, что я напишу здесь, про общеизвестные факты и события не будет совпадать с официальной «точкой зрения». Не будет совпадать с мыслями и ощущениями других свидетелей или очевидцев или даже участников тех событий. Имею полное право. Я буду писать так, как это видел, оценивал и чувствовал сам. Другие пусть пишут свои «другие» истории.

В начале девяностых в Санкт-Петербурге стали появляться сплочённые группы коротко стриженых парней одетых, как правило, в зелённые штаны и чёрные кожаные куртки. Быстро ориентируясь в обстановке, если так можно назвать тот бардак, что творился в городе, ребята быстро обратили на себя внимание всего криминала города, потом «бизнес структур» и коридоров власти. Правоохранительные органы, мотивируя свою работу большой секретностью, молчали. Большие начальники в милицейских погонах пожимали плечами, отшучивались с загадочными улыбками, делая вид, что ничего серьёзного не происходит.
Прошло совсем немного времени, как в городе началась настоящая война. В том числе с повсеместным применением автоматического оружия. Расстрелы «влиятельных» и не очень бизнесменов, «авторитетов», банкиров происходили ежемесячно иногда и чаще. «Щепки» той войны, то есть трупы молодых бойцов, уже мало кто подсчитывал.
Спустя ещё некоторое время определения одной из статей УК «бандит» и «бандитизм» в СМИ уже преподносились как название новой опасной, но высокооплачиваемой профессии. Этих людей, объединенных между собой бандитскими делами, людей, ставшими убийцами и вымогателями назвали ОПГ (Организованная преступная группировка).
Самую влиятельную ОПГ в Санкт-Петербурге

звали просто – «тамбовские».    

Откуда они, тамбовские?

Можно было бы сказать: с Тамбова, раз такое название, но это будет неверно. С самого Тамбова ни одного питерского бандита замечено не было. Это были пацаны с районных посёлков, в основном, конечно, Тамбовской области, но совершенно не обязательно. Были и с Липецкой, Воронежской и других областей средней полосы России. Что их объединяло? Одинаковые взгляды на жизнь, свои правила поведения, менталитет пацана с района, настоящего района, а не как сейчас группировки делятся на «раёны» по месту проживания.
Кстати, именно поэтому девяностые уже не повторятся. Создать организованную группу современные «полубандитствующие пацаны с раёна» уже не смогут из-за неуловимой разности этих «раёнов», их правил, их разного материального и даже интеллектуального уровня развития.
В середине, конце восьмидесятых во всех посёлках городского типа, все «трудные подростки» жили в абсолютно одинаковых условиях, учились в типовых школах с типовой программой обучения. Дальше получали типовые профессии в типовых «хабзайках» (ГПТУ), где царили свои законы, законы понятные всем и каждому. Кому эти законы были непонятны, тому очень быстро их вбивала в голову, в прямом смысле этого слова, жизнь.

Вот в одном из таких посёлков Тамбовской области я родился.
Сразу отвечу, если возникнет у кого-то такой вопрос, почему я принялся писать на эту тему. Жизнь такая непредсказуемая и удивительная штука, что невероятные встречи, события и поступки разных людей, а иногда и свои собственные действия невозможно объяснить логически или с позиций здравого смысла. Так получилось в моей жизни, что я видел тех ребят старше меня на 5-7-10 лет в их «той» жизни в посёлках Тамбовской области и потом в Санкт-Петербурге в городе ставшем для меня родным я их тоже встретил. Это были те же ребята, но уже совсем другие люди.

Здесь надо отметить то обстоятельство, как в моей жизни и жизни многих других людей, меня постарше, моих тамбовских земляков происходили события, которые в дальнейшем предопределили «местом дислокации» банд ОПГ «тамбовских» именно Санкт-Петербург, а, скажем, не Москву или другой крупный город России.
Начнём с примера автора, хотя я уже был одним из последних «переселенцев» конца семидесятых годов уже прошлого века.
Моя жизнь с моего, невозможного для запоминания трёхлетнего возраста, начала выкладывать свои замысловатые узоры, никак не обращая внимание на своего «хозяина» и «распределителя».


Добавление 11 июня.
Для меня, трёхлетнего, крутые повороты в жизни начались с пьяного скандала в одном из ресторанов Тамбова. Меня это коснулось только тем, что участниками того скандала были мой незабвенный папа и прокурор области. Начальство гуляло по какому-то праздничному случаю и моему папе пришло в голову «приударить» за симпатичной женой областного прокурора. Кончилось это для него снятием с должности и спешным отъездом с моей мамой на стройки северо-запада России. Уезжали так, что меня «забыли» у бабушки.
Как я не бился в сознательном возрасте узнать про эту историю подробнее – ничего не получалось. Молчали все, и только совершенно случайно мне удалось разговорить одного своего родственника, бывшего свидетелем того происшествия. Вышло так, что подвыпившую парочку застукали в туалете, как оказалось, прокурорша была не против домогательств моего папани. Могли бы законспирироваться и получше, но случилось так, как это случилось и на четвёртом году жизни я оказался в Карелии. Такова история моего «освоения» северо-запада, довольно необычная, но, с другой стороны, банальная.
В те времена среднюю полосу России и Белоруссию наводнили так называемые «вербовщики» со строек северо-запада. Газеты пестрели обещанием квартир и высокой зарплаты на севере. Времена комсомольского энтузиазма кончились, и людей можно было «заманить» на север только меркантильными интересами. Например, весь подъезд, где дали квартиру моим родителям, был заселён белорусами и выходцами с тамбовской области. Но «переселенцы», те, что с образованием и дефицитными специальностями на этом не успокоились. При малейших трудностях с квартирным вопросом, размером зарплаты или какими-либо другими проблемами (обычно это было недовольство высокой криминальной составляющей в городе, окружённого «зонами») они бросали Карелию и переезжали в близлежащий крупный город - Ленинград. На моей памяти из нашего подъезда в Ленинград перебрались две семьи.

Так за семидесятые-восьмидесятые (а может быть, и ранее происходили такие процессы) в северной столице оказались люди, которые не знали друг друга, но связывало их одно – место рождения, бывшее место проживания, а значит родственники, знакомые, приятели и друзья у них остались на родине. То есть в Тамбовской области.
Вторая волна «переселения» тамбовских произошла в начале девяностых. Нищая, разграбленная, расчлененная страна ничего не могла дать молодым людям в провинции. Но с этим они мириться не желали. Кровь Антонова, боровшегося с советской властью, ещё текла в жилах всегда мятежной Тамбовской области.
«Солнцевские», «Долгопрудненские» группировки (по сути, те же районные городки, только Подмосковья) объявились в Москве. «Тамбовские», некоторые «Казанские» пользуясь приятельскими, родственными связями оккупировали Питер.


Ещё добавление 11 июня.   Часть 2. Как всё начиналось.

lyces, 2008г.
Tags: Проза жизни
Subscribe

  • Комментосборник традиционный 2

    Всё это было, было, было, Свершился дней круговорот. Какая ложь, какая сила Тебя, прошедшее, вернет? ... Под ветром, в стужу, в ледоход —…

  • ухтыахты

    * все мы космонавты. И библейские персонажи теперь тоже. Могила Марии Магдалины, подружки Христа, известна с 11 века, раскопали, все дела. А сейчас…

  • Угадайка

    Вот это кто? Подсказка: это не Шукшин Василий, наш, Макарович и не Промокашка из "Места встречи изменить нельзя" Теперь узнали? Лицо…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments